«Вынуждены были расстаться с квартирой»: мы потеряли 9 миллионов рублей из-за ледового городка

потеряли 9 миллионов рублей из-за ледового городка Предпринимательство и стартапы
или

Главный герой этой истории ответил на предложение своей знакомой открыть коммерческий ледовый городок на зимний сезон. Планировалось заработать 30 миллионов рублей, но ожидания не оправдались: удалось только покрыть текущие расходы.

Он поделился опытом строительства, рассказал, как проходила стройка, почему приходилось работать ночами в строительной будке и почему проект так и не стал успешным.

Начало бизнеса

У него было небольшое рекламное агентство, занимающееся наружной рекламой и арт-объектами. В 2017 году одна из его клиенток, занимающаяся строительством ледовых городков по муниципальным контрактам, обратилась к нему. Они уже сотрудничали: он создавал для нее оригинальные арт-объекты, строил теплые павильоны, рекламные щиты и другие оформительские элементы. У обоих был опыт строительства, но не было опыта ведения развлекательного бизнеса.

Идея показалась обоим привлекательной: в соседних городах успешно работали коммерческие ледовые городки, которые были популярны всю зиму. Они разработали концепцию: самая высокая ледяная горка в городе, множество скульптур, лабиринтов, теплое кафе, каток с прокатом. Планировали также организовать хаски-парк, кривые зеркала, тир, прокат детских квадроциклов и проводить различные мероприятия. Для Томска это был уникальный проект.

Все показатели казались оптимистичными: участок в 1 гектар рядом с крупным торговым центром был доступен, и успешные примеры подобных проектов были очевидны. Он согласился и был вдохновлен.

Планировалось получить доход до 30 миллионов рублей за зиму при посещаемости в 200 тысяч человек в городе с населением в 600 тысяч человек и ценой билета в 150 рублей.

Для реализации проекта требовалось вложить примерно 4 миллиона рублей. У него было мало собственных средств, поэтому на семейном совете было принято решение взять заемные деньги под залог квартиры.

Строительство городка

Его партнер брал на себя организацию и ледовую часть, а он — строительную и оформительскую. Переговоры начались в августе, и в сентябре они заключили совместный договор и открыли ООО, где стали соучредителями по 50%.

Процесс строительства проходил интересно, без конфликтов. Они легко находили общие решения, все были активны и участвовали вместе со своими семьями.

Используемый участок был пустырём, прилегающим к торговому центру в спальном районе. Партнер оказалась отличным переговорщиком: у нее были знакомства и контакты повсюду. Однако оказалось, что она не только находила, но и кидала всех легко. Сделка с собственником земли была выгодной: аренда обходилась символически в 15 тысяч рублей в месяц, плюс коммунальные платежи. Предполагалось, что это взаимовыгодное сотрудничество: они привлекали друг другу посетителей.

На заливку катка им пришлось потратить около 20 тысяч рублей на воду. Затраты на электричество составили 86 тысяч рублей в декабре, 97 тысяч в январе, 60 тысяч в феврале. Общая сумма за коммунальные услуги составила 263 тысячи рублей.

Основным мотивом городка стали снеговики. Партнер активно занималась предварительной организацией: нашла дизайнера для логотипа, еще одного для эскизов входной группы и оформления помещений, налаживала контакты с администрацией района, телерадиокомпанией, производителями ледовых конструкций и скульптур, а также арендаторами и персона

Строительство ледового ограждения катка
Павильонами занималась моя компания, а ледовой стройкой — подрядчик партнера
Кафе после открытия

Строительство ограждения катка

После этого моя бригада приступила к возведению ограждения вокруг катка. Поскольку это было временное сооружение, мы решили сделать простое ограждение на Т-образных деревянных опорах: закрепили их в земле арматурой и установили сетку-рабицу. В морозы эти опоры затвердели, и всю зиму они продержались крепко, словно из камня.

Вся работа по строительству велась моей компанией. Для узких специализированных задач, таких как установка электропроводки и монтаж, мы привлекали специалистов через специализированные веб-платформы, например, «2ГИС». Сцену мы сделали из дерева на месте, а кафе, шатер, кассы и вольер были собраны из готовых элементов, которые я изготовил заранее на производстве.

Дополнительно я закупил некоторое оборудование: усилитель, уличные колонки, ограничители для прохода. Моя партнерша приобрела кривые зеркала. Среди объектов было теплое кафе площадью 60 квадратных метров, теплый прокат 25 квадратных метров, большой теплый шатер для мероприятий площадью 100 квадратных метров, дворик с хаски, сцена для выступлений и зона с мягкими кубиками.

С ледовым строительством были проблемы: морозы начались поздно, и льда для строительства не хватало. Но подрядчик по льду, с которым мы работали, был очень опытным и знал партнера по предыдущим проектам. Его бригада работала круглосуточно, и было очень жаль, что в итоге и он серьезно пострадал.

Ледяная комната с кривыми зеркалами
Так шатер с зеркалами выглядел снаружи

Ледяная галерея с кривыми зеркалами

Из льда мы создали великолепный входной комплекс с забором, ограждением катка, высоким лабиринтом, огромной площадкой для детей, восемью скульптурами, высокой елкой, зоной с кривыми зеркалами и тентом, детской горкой и большой шестискатной горкой с тентом.

На лед было потрачено почти половина бюджета — около 4 миллионов рублей, как мне сообщила моя партнерша.

Мы составляли сметы и следили, чтобы расходы оставались в равновесии. Если чьи-то расходы были выше, другая сторона либо компенсировала свою часть, либо брала на себя равные дополнительные расходы. Мы не оценивали свой труд, все просто делали свою работу насколько могли. Однако, в итоге стало ясно, что отношения партнера с большинством подрядчиков были по типу «поделюсь прибылью» — они все понесли убытки.

Мы работали организованно и оперативно, но все начиналось с нуля, и объем работы был огромен. В строительстве всегда есть нюансы: что-то упускаешь из виду, кто-то не справляется, приходится переделывать дефекты.

Я справился со своей частью работы, мы завершили все в срок, но оставалось только кафе. Подключение электрики было выполнено ночью перед открытием, поэтому мы занимались подключением, обогревом и расстановкой оборудования и не смогли открыться одновременно с остальным городком.

Расходы на открытие ледового городка в 2017 году:

  • Общие расходы: 9 625 000 ₽
  • Ледовая горка и скульптуры: 4 000 000 ₽
  • Коммуникации, техника, мебель, дизайн и прочее: 3 393 000 ₽
  • Кафе и тентовый шатер: 1 170 000 ₽
  • Организация праздника в честь открытия: 287 000 ₽
  • Кассы, вольер, сцена: 260 000 ₽
  • Мягкие модули, игрушки, костюмы снеговиков: 161 000 ₽
  • Забор: 150 000 ₽
  • Акустическая система: 96 000 ₽
  • Биотуалеты: 63 000 ₽
  • Реклама в социальной сети «ВКонтакте»: 45 000 ₽

Ошибки:

Желание партнера сделать все великолепно и дорого привело к тому, что мы получили меньше объектов, чем планировали, и приоритеты были неправильно расставлены. Например, наш каток находился в углу и был огромным — почти 1000 квадратных метров. Мы потратили много средств на его ограждение, хотя оно было видно лишь с одной стороны, обращенной к технической дороге, и не привлекало внимания прохожих. Внутри катка все выглядело впечатляюще, но в долгосрочной перспективе, с учетом ограниченного бюджета, я бы поступил иначе.

Нашими слабыми сторонами были недостаточный опыт и недооценка влияния отдельных элементов и их стоимости. Наши ледовые скульптуры были великолепными, но из-за ограниченного бюджета мы смогли сделать только пять из них, что привело к их рассеянному размещению по территории и потере эффекта.

Делать скульптуры снеговиков партнер договорилась с именитыми ребятами-скульпторами из нашего города
Красивое ледяное ограждение катка не просматривалось с улицы
Фрагмент ограждения

Создание снеговых скульптур

Наш партнер согласовал с известными скульпторами из нашего города создание снеговых скульптур. Однако основной ошибкой оказался недостаток освещения: именно свет должен был создать вау-эффект. Мы установили общее освещение на столбах, подсветили лед и украсили кафе и прокат коньков гирляндами. Этого оказалось недостаточно.

Территория была обширной, и скоро наступала темнота, но праздничного освещения было недостаточно. На этапе планирования казалось, что все под контролем, но у нас не хватало опыта в организации подобных мероприятий. Мы осознали проблему и стали исправлять ситуацию, но ушло много времени.

У нас не было эффективной маркетинговой стратегии. В связи с ограниченным временем на подготовку мы вложились в рекламу на ТВ, радио и соцсетях.

Маркетингом занималась наша партнерша, которая поручила это опытному специалисту из радио. Он убедил ее в необходимости рекламы на радио и ТВ. Рекламный ролик на ТВ длился всего 10 секунд, состоял из эскизов и стоил около 10 000 ₽, больше мы потратили на трансляцию.

Тогда казалось, что после просмотра такого ролика люди просто устремятся к нам. Однако реальность оказалась иной: стоимость такой рекламы не позволяла запустить массовую кампанию, и ничего особенного это не принесло.

Сейчас я понимаю, что если делать крупные вложения в рекламу на ТВ и радио, то нужно делать это за несколько дней до открытия, а не мелкими порциями в течение месяца. На открытии мы сняли еще один ролик, который обошелся в 50 000 ₽, но он получился качественным.

Я начал активно продвигать нашу группу во «Вконтакте», размещал рекламу во всех тематических группах и городских пабликах.

Открытие и неудача

Городок открылся 9 декабря в 14:00, а мы закончили последние работы буквально за пять минут до этого. Кафе открылось на два часа позже, что вызвало недовольство у посетителей.

На открытии собралось около полутора тысяч человек, что внушало оптимизм. Однако уже на следующие два дня поток посетителей резко упал. Морозные выходные оказались серьезным испытанием. Бюджет уже давно превысил наши ожидания, и больше вложиться в рекламу мы не могли, хотя, вероятно, сейчас я бы поступил именно так.

Надо отдать должное: горка получилась, пожалуй, лучшая в городе
Вход в городок тоже был изо льда

Справедливости ради, горка, пожалуй, стала лучшей в городе.

Тир, каток, парк хаски и прокат квадроциклов обслуживали арендаторы, найденные партнером. У них были свои билеты, которые посетители приобретали в нашей кассе. Мы выплачивали арендаторам сборы за билеты, вычитая нашу комиссию — 20—25%.

Основной проблемой был недостаток посетителей. Это вызывало замкнутый круг: из-за отсутствия потока арендаторы не хотели нести дополнительные затраты и могли пропустить рабочий день, а из-за отсутствия дополнительных развлечений падала привлекательность городка.

Мы рассчитывали на новогоднюю ночь. Была запланирована программа с Дедом Морозом, Снегурочкой и фаер-шоу. К сожалению, ночь оказалась очень морозной, и на мероприятие собралось не больше 20 человек. Но мы провели время весело, хотя это был важный момент, потому что перед нами стояли морозные каникулы, и мы поняли, что это также сильно повлияет на нас.

Мы проводили мероприятия, чтобы привлечь посетителей, но это не особо помогало

Мы организовывали различные мероприятия в попытках привлечь посетителей, но это не давало значительных результатов.

После каникул стало ясно, что проект провалился окончательно. Возникли проблемы с расчетом и распределением выручки, и партнер начал выдвигать свои претензии.

В это время мы начали резко сокращать расходы. Изначально у нас был контракт с охранным агентством на круглосуточное наблюдение. Однако, чтобы сэкономить, мы решили отказаться от их услуг. Днем обходилось, и беспокоиться особо не было о чем, но вечером и ночью мы с мужем партнера по очереди принимали на себя дежурства и спали в пристройке. Я работал через интернет, поэтому это не сильно мешало мне, а вечерами мы собирали вместе семью и друзей, и весь городок превращался в нашу зону отдыха. Мы даже устроили в кафе вечеринку в честь дня рождения.

Однажды в смену моего напарника одна хаски открыла дверь вольера и сбежала. Очень переживали и искали два дня, но все обошлось: ее нашли люди в соседнем районе

Однажды во время смены моего напарника хаски смогла открыть дверь вольера и сбежать. Мы очень переживали и искали её два дня, но всё закончилось благополучно: её нашли люди в соседнем районе.

Мы перестали отапливать шатёр, потому что при включении обогревателей внутри образовывался конденсат, и по стенам текли ручейки. Хорошо, что вода стекала по стенам и не сильно капала на людей. Однако первый случай оказался неприятным: у нас проходил конкурс детских рисунков, и многие работы сильно намокли.

Шатёр отапливался электрическими инфракрасными обогревателями, которые потребляли много электроэнергии, поэтому их тоже пришлось отключить.

Во второй половине зимы посещаемость начала стабильно расти, но время уже было упущено, и приближалась весна. Распространение информации происходило через сарафанное радио и рекламу во «Вконтакте», мы проводили розыгрыши и мероприятия. Люди узнавали о нас всё больше и привыкали к платному формату ледового городка, который был новинкой для нашего города. Городок действительно был крутым. Мы постепенно добавляли мелкие элементы, свет и гирлянды. Думаю, людям это нравилось, но нам не хватило времени для полноценного развития.

Проект можно было спасти, переведя его на всесезонный режим, но оказалось, что у моего партнёра с самого начала не было собственных денег. В отличие от меня, она не занимала деньги, а договаривалась в долг под будущую прибыль и ни с кем не рассчиталась. Это испортило отношения с собственником площадки, и весной нас попросили её освободить.

Итоги

Вдвоём мы вложили около 9,6 млн рублей. Всё было поровну по расчетным сметам. У нас был договор партнёрства, все расчеты происходили через общее ООО. Мы заработали только на текущие расходы — зарплаты, охрану, свет — и смогли вернуть по 300 000 ₽. Партнёр не расплатилась со своими подрядчиками. У собственника остались негативные чувства к нам, и я не смог договориться о продолжении проекта самостоятельно.

В процессе работы, когда у партнёра не хватало денег, она попросила занять у моего знакомого. Он согласился дать только мне, и я, по глупости, согласился. Взял 1,5 млн рублей для расчётов с подрядчиками, и когда всё рухнуло, этот долг остался на мне.

Я судился с партнёром и участвовал как кредитор в её банкротстве. Но брать с неё было нечего: единственная дорогая квартира была в ипотеке, и 80% принадлежало банку. Поэтому, когда партнёр обанкротилась, мне удалось получить только 150 000 ₽.

Мне пришлось продать свою квартиру, чтобы покрыть часть долгов. Остальную часть я ещё четыре года отдавал родственникам, у которых занимал. У меня осталось некоторое оборудование, которое я собираюсь использовать в своём следующем проекте.

Проект был интересным и перспективным. Подвела сезонность и в буквальном смысле «таяние» значительной части инвестиций. Люди не успели привыкнуть к такому формату. Нужно было сразу организовывать круглогодичный парк с продуманной и заблаговременной рекламной кампанией.

Я не оставил эту идею. Восстановил силы и долго вёл переговоры с администрацией города о предоставлении участка для реабилитации проекта. В итоге мы приобрели в собственность 2 гектара за городом, и в этом году начнём строить там новый проект, всесезонный.

Оцените статью
ODELAX.RU
Подписаться
Уведомить о
guest
0 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
0
Оставьте комментарий! Напишите, что думаете по поводу статьи.x

Проверить франшизу

Спасибо
Ваша заявка отправлена
Скоро мы свяжемся с Вами